__20100331_1268212848.jpg

Поиск информации

Новостные ленты

RSS лента
Google+

Авторизация



Партнеры

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Банер Айкидом

Мы будем признательны если Вы разместите на своем сайте банер со сылкой на наш сайт.

akidom, айкидом

akidom, айкидом - федерация айкидо ставропольского края. Айкидо Ставрополь

Творческое наследие семьи Рерих.
утро
мы не слышим друг друга
за запахом кофе
Творческое наследие семьи Рерих.

01ro013_resizeДо 20 апреля 2010 года в Ставропольском музее искусств прошла выставка репродукций Николая и Святослава Рерихов. Экскурсию провела культуролог, председатель совета ОКО "Альтаир"  Марина Юрьевна Пантелеева. Представлено около ста репродукций из фонда организации. Кромет того, можно послушать интересный и развернутый рассказ о жизни историка, культуролога, путешественника и художника Николая Рериха.

 

 

Николай Константинович Рерих, выдающийся художник, ученый, общественный деятель, родился 27 сентября 1874 года в Петербурге. Предки Рериха, принадлежавшие к древнему датско-норвежскому роду, переселились в Россию в первой половине XVIII века. Отец Николая Константиновича, владелец нотариальной конторы, был человеком большой культуры, с широким кругом интересов. Дом Рериха часто посещали видные ученые.

Учился в СПб. университете на юридическом факультете и в Императорской Академии Художеств, где его главным руководителем был профессор А. Куинджи . В 1898 - 1900 годах читал лекции в СПб. археологическом институте. Состоит директором рисовальной школы при Обществе поощрения художеств.

Рерих не ограничивается творческой деятельностью, он ведет большую общественную работу, является членом сорока культурных организаций мира. Одним из самых значительных начинаний художника был знаменитый "Пакт Рериха" - договор, по которому ценные памятники должны оставаться неприкосновенными в годы войны. Итогом борьбы за внедрение в жизнь "Пакта" явился заключительный акт Международной конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, подписанный в 1954 году в Гааге и ратифицированный тридцатью девятью странами.

Умер художник в Индии. На месте кремации в долине Кулу установлен памятник с надписью "13 декабря 1947 года здесь было предано огню тело Николая Рериха - великого русского друга Индии".

Н.К. Рерих "Листы дневника":

""Батюшка завтра придет". При таком сообщении весь дом наполнялся незабываемым торжественным настроением. Значит, что придет о. Иоанн Кронштадтский, будет служить, затем останется к трапезе, и опять произойдет многое необычное, неповторимо замечательное. В зале установлялся престол. От раннего утра и домашние все и прислуга в особо радостном, повышенном настроении готовились встречать почитаемого пастыря. Какие это были истинно особые дни, когда Христово слово во всем вдохновенном речении Великого Прозорливца приносило мир дому. Это не были условные обязанности. Вместе с о. Иоанном входило великое ощущение молитвы, исповедание веры...

...Также всегда помню благословение о. Иоанна на изучение истории и художества и неоднократные заботы о болезнях моих, которым я был подвержен в школьные годы. Одно из последних моих свиданий с ним было уже в Академии Художеств, когда теснимый толпою почитаемый пастырь после литургии проходил залами академического музея. Увидев меня в толпе, Он на расстоянии благословил и тут же, через головы людей, послал один из своих последних заветов. ..."

И.Э.Грабарь "Моя жизнь":

"Рерих был для всех нас загадкой, и я должен признаться, что до сих пор не могу с уверенностью сказать, из каких действительных, а не только предполагаемых и приписываемых ему черт соткан его реальный сложный человеческий и художнический облик. О Рерихе можно было бы написать увлекательный роман, куда более интересный и многогранный, чем роман Золя о Клоде Лантье, в котором выведен соединенный образ Эдуарда Мане и Сезанна 1860-x годов.

Я даже не знаю сейчас и никогда не знал раньше, где кончается искренность Рериха, его подлинное credo, и где начинается поза, маска, беззастенчивое притворство и рассчитанное мудрецом жизни уловление зрителя, читателя, потребителя. Но что эти два элемента - правдивость и лживость, искренность и фальшь - в жизни и искусстве Рериха неразрывно спаяны, что они лежат в основе того, что перейдет следующим поколениям под именем "Рерих", в этом сомнения быть не может".

Кроме Рериха-художника, чиновника, археолога и писателя - ибо он писал нечто вроде археологических поэм в прозе, в стиле "Ой ты, гой еси" - был и, по-видимому, есть до сих пор еще другой Рерих, Рерих-мистик, оккультист, спирит, "потусторонний".

Когда он был уже принят в лоно "Мира искусства" и эпизод с "ласковой телкой" несколько испарился из памяти, кто-то сказал нам в редакции, что Рерих зовет нас - Дягилева, Бенуа, меня и еще кой-кого - прийти к нему вечером на Галерную (тогда он не был еще секретарем «Общества поощрения»), прибавив, что у него будет знаменитый медиум Янек, вызванный в Петербург, помнится, из Варшавы специально для царя и царицы, до страсти увлекавшихся спиритизмом. Я был не любитель столоверчений: мне бывало всегда жаль времени, понапрасну потраченного на пустяки, и было противно превращаться на целый вечер в объект беззастенчивого издевательства ловких но недостаточно умных шарлатанов. Бенуа уговорил меня, однако, пойти сказав, что это может быть забавно и просто интересно.

Так как я был глубоко убежден, что все пресловутые "материализации" и прочие фокусы не могут производиться одними только патентованными шарлатанами без содействия кого-нибудь из своих, из лиц, принадлежащих к дому, в который медиум приглашен, то я условился с двумя из гостей, моих единомышленников, кажется с Раушем фон Траубенбергом и еще кем-то, кого не припомню, что я "разомкну цепь" и попытаюсь в темноте пошарить и пошалить. Нас, как водится, предупредили, что "размыкание цепи - опасно для жизни" и в лучшем случае может навлечь на виновников такой удар дубинкой по голове со стороны вызываемого духа, от которого не поздоровится. Кроме того, Рерих нас всех оповестил, что Янек самый сильный современный медиум и в его присутствии материализация духа принимает совершенно реальные формы, вплоть до полной осязательности. К нему благосклонен и потому постоянно является некий горний дух, воплощающийся в образе обросшего волосами человека, но "боже упаси до него дотронуться: будет беда".

Огни потушены. В комнате нестерпимая жара от множества народа, составившего над столом цепь из рук. Вдруг раздаются странные звуки: не то гитары, не то балалайки. Что-то в комнате задвигалось и застучало. "Началось", - послышался шепот.

Под столом было особенно неспокойно. Видимо, дух пыжился изо всех сил материализоваться. Я решил, что настало время действовать, потихоньку высвободил свои руки от соседей справа и слева и, опустив их под стол, стал шарить. Через несколько минут я нащупал какую-то шкуру; провел руками по ее складкам, легко набрел на что-то твердое - не то темя, не то колено, которое шкура покрывала, и стал рвать ее к себе. Шкура не уступала, ее крепко держали, но возня была заметна, и через несколько минут я почувствовал сильный удар кулаком в спину, от которого вскрикнул и поднялся. Еще кто-то через мгновение зажег электричество, и все кончилось. Сеанс был сорван, вернее, был признан "не вполне удавшимся".

Как увидим в дальнейшем, Рерих не только остался на всю жизнь пребывать в оккультных эмпиреях, но впоследствии значительно усилил и усовершенствовал свои оккультно-трансцендентальные, потусторонне-практические приемы".

С.К. Маковский "Н. К. РЕРИХ":

"...Есть художники, познающие в человеке тайну одинокой духовности. Они смотрят пристально в лица людей, и каждое лицо человеческое — мир, отдельный от мира всех. И есть другие: их манит тайна души слепой, близкой, общей для целых эпох и народов, проникающей всю стихию жизни, в которой тонет отдельная личность, как слабый ручей в темной глубине подземного озера.

У людей на холстах Рериха почти не видны лица. Они — безликие приведения столетий. Как деревья и звери, как тихие камни мертвых селений, как чудовища старины народной они слиты со стихией жизни в туманах прошлого. Они — без имени.И не думают, не чувствуют одиноко. Их нет отдельно и как будто не было никогда: словно и прежде, давно, в явной жизни, они жили общей думой и общим чувством, вместе с деревьями и камнями и чудовищами старины.

На этих холстах, мерцающих темной роскошью древних мозаик или залитых бледными волнами света,человек иногда только мерещится, или отсутствует. Но полузримый, невидимый — он везде. Пусть перед нами безлюдный пейзаж: пустынная природа севера, овраг, роща, серые валуны; или — в затейном узоре иконной росписи, — не люди, а хмурые угодники, святые, ангел, строгая оранта; или — просто этюд, рассказывающий сказку русско-византийской архитектуры. ...

Кто же он, этот «безликий»? Какие эпохи отражаются в его слепой душе? ...каменный век, кровавые тризны, обряды далекого язычества, сумраки жутко-таинственных волховании; времена норманских набегов; удельная и Московская Русь...

Мы смотрим: все та же непрерывная мечта о седой старине. О старине народной? Если хотите. Но не это главное, хотя Рериха принято считать «национальным» живописцем. Не это главное, потому что национально-историческая тема для него — только декорация. Его образы влекут нас в самые дальние дали безликого прошлого, в глубь доисторического бытия ...

«Человек» Рериха — не русский, не славянин и не варяг. Он — древний человек, первобытный варвар земли. Каменный век! Сколько раз я заставал Рериха за рабочим столом, бережно перебирающим эти удивительные «кремни», считавшиеся так долго непонятной прихотью природы: граненые наконечники стрел, скребла, молотки, ножи из могильных курганов. Он восхищается ими, как ученый и поэт. ...

Камни, в которых живет безликая душа ранних людей! Он верен им с детства; они вдохновили его первые художнические ощущения. Вблизи от родового имения «Извара» /Петербургской губернии/, где он вырос, на холмистых нивах, рядом с мачтовым бором, в котором водились тогда медведи и лоси, были старинные курганы. Будучи еще мальчиком, он рылся в них и находил бронзовые браслеты, кольца, черепки и кремневые орудия.

Так зародилось его влечение к минувшим столетиям, и великая, тихая природа севера для него слилась с далями незапамятного варварства. Так маленькие камни «пещерного человека» заворожили его мечту. Впоследствии любовь к ним придала совершенно особый оттенок его исканиям примитивных форм. Это обнаруживается очень ясно в его декоративных композициях, в графических работах и даже в самой манере письма. Между холстами Рериха есть тонко-обласканные кистью, бархатные ковры с обдуманной выпиской деталей. Но есть написанные густо, тяжелыми, слоистыми мазками: они кажутся высеченными в каменных красках. И во всем стиле его рисунка, упрощенного иногда до парадоксальной смелости, как будто чувствуется нажим каменного резца. С этой точки зрения искусство Рериха гораздо ближе к примитивизму Гогена, чем к народническому проникновению кого-нибудь из русских мастеров. Но Гоген — сын юга, влюбленный в солнечную наготу тропического дикаря. Подобно финляндским примитивистам, Рерих — сын севера.

Каменный север — в его живописи: суровость, угрюмая сила, нерадостная определенность линий, цвета, тона. И если иногда его картины, особенно ранние, неприятно-темны, то причину надо искать не в случайном влиянии В. Васнецова или Куинджи (под руководством которого он начал работать), но в сумрачном веянии сказки, околдовавшей его душу. И если в его картинах вообще нет светлого полдня и так редко вспыхивают солнечные лучи, то потому, что образы являлись к нему из хмурых гробниц времени. Солнце — улыбка действительности. Солнце — от жизни. Думы о мертвом рождаются в сумраке.

Он пишет, точно колдует, ворожит. Точно замкнул себя волшебным кругом, где все необычайно, как в недобром сне. Темное крыло темного бога над ним. Нам жутко. Нерадостны эти тусклые, почти безкрасочные пейзажи в тонах тяжелых, как свинец, — мертвые, сказочные просторы, будто воспоминания о берегах, над которыми не восходят зори; и когда загораются в них яркие пятна и нежные просветы, мы видим не солнце, а мерцания драгоценных камней и перламутровых раковин на дне подводных пещер. И нам понятно, почему одна из лучших картин Рериха — «Зловещие»: черные птицы у моря, неподвижные вороны на серых камнях, пугающие мысль недоброй сказкой. То же зловещее молчание идет от большинства картин. Перед ними не хочется говорить громко. На шумных выставках они кажутся из иного мира. Древние, холодные полумраки севера — недобрые шопоты темного бога. Ими овеяны не только люди и звери и сообщница их, природа; святые и ангелы Рериха также странно нерадостны, почти демоничны. В его религиозных композициях отсутствует все умиленное, светлое, благостно-невинное; пламя христианства погашено мрачной языческой ворожбой.

Помню, я почувствовал это впервые, любуясь огромным эскизом церковной фрески «Сокровище Ангелов»... Громадный камень, черно-синий с изумрудно-сапфирными блесками; одна грань смутно светится изображением распятия. Около, на страже, — ангел с опущенными, темными крыльями. Правой рукой он держит копье, левой — длинный щит. Рядом — дерево с узорными ветвями, и на них вещие сирины. Сзади, все выше и выше, в облаках, у зубчатых стен райского кремля, стоят другие ангелы, целые полки небесных сил. Недвижные, молчаливые, безликие, с копьями и длинными щитами в руках, они стоят и стерегут сокровище. От их взора, от общего тона картины, выдержанной в сумрачных гармониях, делается страшно и замирают молитвы.

Ангелы, вкусившие от древа познания, ангелы змеиной мудрости, ангелы-воины, грозные ангелы искушений, ангелы-демоны...


Художник, которого невольно хочется сопоставить с Рерихом, — Врубель. Я не говорю о сходствах. Ни характером живописи, ни внушениями замыслов Рерих не напоминает Врубеля. И тем не менее, на известной глубине мистического постижения, они — братья. Различны темпераменты, различны формы и темы творчества; дух воплощений — един. Демоны Врубеля и ангелы Рериха родились в тех же моральных глубинах. Из тех же сумраков бессознательности возникла их красота. Но демонизм Врубеля активен. Он откровеннее, ярче, волшебнее. Горделивее. На нем сказался гений Байрона, мятеж Люцифера. Отсюда это влечение к пышности, к чувственному пафосу восточной мистики. Отсюда — острота движений, угловатость контуров и зной сверкающих красок. Символизм Врубеля переходит в религиозный экстаз. Кольцо замыкается. Вершины аскетического целомудрия соприкасаются с мукой гордыни и сладострастья. К Врубелю можно применить слова, которые Метерлинк говорит по поводу Рюисброка Удивительного; «Мы видим себя вдруг у пределов человеческой мысли, далеко за гранями разума. Здесь необычайно холодно и темно необычайно, а между тем здесь — ничего, кроме света и пламени... Солнце полуночи царствует над зыбким морем, где думы человека приближаются к думам Бога».

Символизм Рериха — пассивнее, тише, как весь колорит его живописи, как мистика народа, с которой он сроднился если не сердцем, то мыслью, вдумчиво изучая фрески удельных соборов.Ангелы-демоны Рериха таят угрозу, но ее огненные чары не вырываются наружу, как ослепляющие молнии, в сумраке мерещатся только зарницы.

Когда от видений варварской были, от пейзажей, населенных безликим человечеством прошлого, от фантастических образов мы переходим к этюдам художника, изображающим архитектурные памятники нашей страны, мы чуем ту же странную, грозную тишину... Перед нами большею частью постройки ранней русско-византийской эпохи — зодчество, еще не определившееся в ясно-очерченные формы, грузное, угрюмое, уходящее корнями в даль славянского язычества. Можно сказать, что до Рериха никем почти не сознавалось сказочное обаяние нашей примитивной архитектуры. Ее линии, лишенные красивой изысканности византийствующего стиля в XVII-м столетии, казались грубыми, и только. Художник научил нас видеть.

На его холстах эти дряхлые монастыри, крепостные башни и соборы — окаменелые легенды древности, величавые гробницы времени, хранимые безликой душою мертвых. Низко надвинуты огромные главы. Стены изъедены мхами. Хмурые глыбы кирпичей громоздятся друг на друге, кое-где оживленные лепным орнаментом и остатками росписи. Годы проходят. Они стоят, как гигантские каменные гиероглифы, крепко вросшие в землю, — символы призрачных веков....".

С.К.Маковский "Врубель и Рерих":

"... Останавливаться на иконописи Рериха я не буду. Отдавая должное его археологическим познаниям, декоративному вкусу и "национальному" чутью, — все это бесспорно есть и в иконах, — я не нахожу в нем призвания религиозного живописца. Рерих — все, что угодно: фантаст, прозорливец, кудесник, шаман, йог, но не смиренный слуга православия. Далеким, дохристианским, доевропейским язычеством веет от его образов, нечеловеческих, жутких своей нечеловечностью, не тронутых ни мыслью, ни чувством горения личного. Не потому ли даже не пытался он никогда написать портрет? Не потому ли так тянет его к каменному веку, к варварскому пантеизму или, вернее, пандемонизму безликого "жителя пещер"?

Тайна Рериха —по ту сторону культурного сознания, в "подземных недрах" души, в бытийном сумраке, где кровно связаны идолы, и люди, и звери, и скалы, и волны.Мистичность Рериха, можно сказать, полярна врубелевской мистичности. В "ненормальном", неприспособленном житейски тайновидце Врубеле — все человечно, психологически заострено до экстаза, до полного изнеможения воли. В творчестве исключительно "нормального" и житейски приспособленного Рериха человек или ангел уступают место изначальным силам космоса, в которых растворяются без остатка.

"Кристалловидная" форма Врубеля, дробная и колючая, — готическая, стрельчатая форма — как бы насыщена трепетом человеческого духа. Рериху, наоборот, словно недостает средств для воссоздания "подобия Божия": тяжело закругляется и распластывается контур, которым он намечает своих каменных "человеков", узорные одежды срослись с ними, как панцири неких человекообразных насекомых, и лица — как маски без выражения, хоть и отплясывают ноги священные танцы и руки простерты к чудесным знамениям небес...".

А.Н.Бенуа:

"... если уж выбирать, то я бесконечно предпочитаю поверхностные, но декоративно прекрасные «фрески» Рериха всему тому богохульству, которое так нагло располагается на стенах упадочных наших церквей. В имитациях Рериха есть все же отражение настоящего искусства, а в том, чем принято «украшать» огромное большинство храмов, видно только отражение корысти ремесленников да глупого чванства «благодетелей»...".

М.А. Волошин "Архаизм в русской живописи":

“...Растительное царство загадочно чуждо творчеству Рериха. Деревья на его картинах встречаются лишь в форме грубо отесанных бревен, из которых сложены срубы городищ и построены остроконечные частоколы, похожие на оскаленные зубы, или в форме тяжеловесных, богато и грубо раскрашенных кораблей, напоминающих хищных земноводных. На земле Рериха так много камней и так мало почвы, что дереву негде там вырасти.

Он, действительно, художник каменного века, потому, что из четырех стихий он познал лишь землю, а в земле лишь костистую основу ее — камень. Пред его картинами невольно вспоминаются все кельтские предания о злых камнях, живущих колдовской жизнью... И во всем остальном растущем, поющем, сияющем и глаголящем мире Рерих видит лишь то, что есть в нем слепого, немого, глухого и каменного. Небо для него становится непрозрачным камнем, докрасна иногда во время закатов раскаленным, и под тускло-багровым сводом он мечет тяжкие каменные облака... И не только воздух, деревья, человека и текущее море видит Рерих каменными — даже огонь становится у него едкими зубцами желтого камня... И люди, животные видимы для него лишь с точки зрения камня. Поэтому у его людей нет лица.

Так бывает, когда проходишь по музею оружия среди кованых доспехов, хранящих подобие человека... У Рериха нет людей — есть лишь ризы, доспехи, звериные шкуры, рубахи, порты, высеченные из камня, и все они ходят и действуют сами по себе. Нет ни лица, ни взгляда... Ужас зияющей пустоты есть в этом отсутствии лика...” .

 




Связаные материалы:
Последние материалы:
Старые материалы:

 

Комментарии   

 
Е.М.
0 #31 Е.М. 06.06.2010 13:22
то есть Света и Истина конечны, раз от них можно удалиться?.. ограниченность: тут светим, а тут не светим? :)
"чем далее от Света и Истины"
разведчики, однако.. :)а Вы бы рискнули? :)

утверждать корреляцию не буду, не моя епархия :) пока не моя :)))))
Цитировать
 
 
hanin
0 #32 hanin 06.06.2010 13:50
Цитирую Е.М.:
то есть Свет и Истина конечны, раз от них можно удалиться?.. ограниченность: тут светим, а тут не светим?

В религиозном мировозрении понятие Свет и Истина не соотносятся с категориями трёхмерного пространства, они не "тварны". Свет и Истина - это состояния души, что отвечает принципу свободы. Вы мыслите земными, дуальными категориями. Божественое не укладывается в "прокрустово ложе" обыденной психологии.

Однако специально для Вас: существует четырёхмерное псевдоевклидово пространство сигнатуры , предложенное Германом Минковским. Множество всех векторов с нулевым квадратом интервала образует коническую поверхность и называется световым конусом. Вектор, лежащий внутри светового конуса, называется времениподобным вектором, вне светового конуса — пространственноподобным.



Вы всё пытаетесь уклониться от темы: "Творческое наследие семьи Рерих". У Вас есть собственное мнение по обозначенным вопросам: картины, стихи, философские труды, мистический опыт..?
Цитировать
 
 
Е.М.
0 #33 Е.М. 06.06.2010 16:07
все-таки у Вас есть некоторые затруднения в восприятии буквенного текста.. ну, ничего.. ничего.. бывает :)

"Божественое не укладывается в "прокрустово ложе" обыденной психологии."
а почему в таком случае Вас смущает наличие двух голов у агни-бога? хотя в иных случаях Вы говорите, что одна голова хорошо, а две лучше? :))))

Я не пытаюсь уклониться от того, в чем не участвую... извините, но мне не интересны ни Рерихи, ни Агни-Йога. просто как-то обидно стало за слово "искусство" :)

но если Вы любопытствуете, извольте:
Рерих-старший никогда не улыбался. с чего бы это?
Он оставил порядка 7 000 картин. Посмотреть все мне как-то не довелось. Но виденное не впечатлило: уровень - детская раскраска. а тайный смысл можно вложить во что угодно, было бы желание :)
Мистический опыт Рерихов.. это ИХ мистический опыт.. и род их прервался..прич может быть несколько... почему прервался, остается пока только предполагать :)
Цитировать
 
 
hanin
0 #34 hanin 06.06.2010 18:21
Цитирую Е.М.:
почему в таком случае Вас смущает наличие двух голов у агни-бога?

Меня смущает? Я не говорил, что меня смущает - Вы опять не внимательны или умышленно приписываете мне свои домыслы, впрочем это уже предсказуемо :-) . Наличие двух голов у Агни бога меня мобилизует и вот почему...
Цитирую Е.М.:
хотя в иных случаях Вы говорите, что одна голова хорошо, а две лучше?

а) "одна голова хорошо, а две лучше" - говорится в русской пословице. Потому точнее сказать я "цитирую", я "аппелирую" к мудрости русского народа;
б) пословица проста в своей интерпретации: имеется ввиду, что две головы находятся на своих естественных местах, каждая на своём, то есть собрались два человека, значит и головы две. Однако свойство человеческой головы - мышление, процесс сугубо субъективный. Для более точного отражения объективной реальности, наличие большего количества голов приближает вероятность объективной реальности. Но голов, субъективных, то есть находящихся на своих местах.
в) в силу субъективности процесса мышления необходимо рассматривать последовательную совокупность предоставляемых аргументов, в том числе один из которых - онтогенез.

Цитирую Е.М.:
о обидно стало за слово "искусство"

Само слово "искусство" я ничем не уничижил, поверьте мне на слово - я имею самое непосредственно отношение к искусству и стараюсь, чтобы оно служило своему предназначению - созиданию. Ваша аргументация в защиту слова "искусство", простите меня, очень несостоятельна и слабо аргументирована
Цитировать
 
 
Е.М.
0 #35 Е.М. 06.06.2010 18:51
"имеется ввиду, что две головы находятся на своих естественных местах, каждая на своём, то есть собрались два человека, значит и головы две."
зато если две головы у одного, то это очень экономично :)))))) и в пропитании, и во времени :))))

"Не буду Вам приводит мудрость русского народа в пословице касательно обиды"
да приведите, чего уж там :) я не против того, чтобы привезти пару кувшинов воды страждущему :)

"Ваша аргументация в защиту слова "искусство", простите меня, очень несостоятельна и слабо аргументирована"

вся "несостоятельно заключается в том, что я Е.М., а не Кураев :))) это обычное дело :)
я не стараюсь Вас убедить, это всего лишь информация, которая имеет место в этом мире :) а что с ней делать дальше, это уже Вам решать :)
Цитировать
 
 
hanin
0 #36 hanin 07.06.2010 12:31
Цитирую Е.М.:

зато если две головы у одного, то это очень экономично

Для меня: рас-то-чи-тель-но. Восточное искусство лаконично и практично. Как то Микеланджело высказался по вопросу своих гениальных скульптур: "Всё очень просто: я беру кусок камня и отсекаю всё лишнее".
Цитирую Е.М.:
вся "несостоятельность" заключается в том, что я Е.М., а не Кураев

Смело: приравнять себя к Кураеву! У Кураева классическое, высшее образование светское и богословское. У Вас тоже? Однако, Вы невнимательны, Е.М., я не цитировал Кураева касательно искусства, приведены ссылки на другого человека к Кураеву не имеющего отношения.
Цитирую Е.М.:
это всего лишь информация, которая имеет место в этом мире

Е.М., мы живём в реальном, дуальном мире в котором наряду с информацией существует дезинформация - один из способов манипулирования информацией, введение кого-либо в заблуждение путём предоставления неполной информации или полной, но уже не нужной информации, искажения контекста, искажения части информации.

Проанализируем Вашу дезинформацию:

Цитирую Е.М.:
Ис(ыс) – солнечный луч, река, вытекающий, душа-тень, послание, запах, гарь, память, сознание, дух.


Какая по Вашему усматривается связь между "солнечным лучом" (энергия огня) и "рекой" (энергия воды)? Какая по Вашему связь между словами "послание" и "гарь"? Какая по Вашему связь между "солнечным лучём" (суть свет) и душа-тень - суть "тьма"? Наконец, Е.М., определитесь таки "душа-тень" или "дух"? Или для Вас и "душа-тень" тождественна "духу"? Винегрет.

Справка: Винегрет — быстропортящееся блюдо. Даже при употреблении винегрета, хранившегося в холодильнике, на второй день возможны кишечные расстройства.
Цитирую Е.М.:
все зависит от поиска.

Я бы сказал: не "От", а "Где"...

И ещё очень "убедительный" Ваш аргумент: Цитирую Е.М.:
Откуда я это знаю, не скажу"

Приходится только строить предположения: "Откуда?" :-? "Оттуда..."
Цитирую Е.М.:
Рерих-старший никогда не улыбался

Согласен - это косвенный аргумент не в его пользу. Правда из какого источника известно, что "никогда"?
Цитирую Е.М.:
род их прервался

Согласен - косвенный аргумент не в его пользу.
Цитирую Е.М.:
Он оставил порядка 7 000 картин, но виденное не впечатлило: уровень - детская раскраска.

Ваше видение, Ваше право, но считаю изобразительное творчество Николая Рериха - гениальным, отчасти в силу того, что сам прошёл школу рисования, отчасти в силу знакомства с японским искусством "суми ё". После просмотра его работ хочется взять в руки кисти, краски и холст - я так тоже умею! А начав рисовать, понимаешь: так не умею, учиться надо..!



Е.М., благодарю Вас за интерес и активность в теме: добра Вам и понимания на Пути!
Цитировать
 
 
hanin
0 #37 hanin 08.06.2010 15:44
Агни-йога религиозно-фило учение, претендующее на синтез всех йог и религий, указывающее на единую духовно-энергет основу мироздания — Пространственны Огонь.

- Учитель, покажи мне Бога о котором ты всегда говоришь!
- Сначала посмотри на солнце (читай: "пространсвенны огонь").
- Но я не могу смотреть на солнце, оно слепит мне глаза.
- Как же ты хочешь созерцать Бога, если не готов смотреть даже на Его творение..?

Основа религиозно-мист практики в йоге - медитация.

О восточной медитации в свете Православной веры и современной науки:.

http://www.aikidom.ru/budo/o-vostochnoy-meditatsii-v-svete-pravoslavnoy-veri-i-sovremennoy-nauki-2.html
Цитирую Андрей Ханин:
После просмотра его работ хочется взять в руки кисти, краски и холст - я так тоже умею!

Цитирую Е.М.:
А Вам надо именно ТАК, по своему нельзя?

Е.М., Вам не знаком процесс социализации, воспитания, образования..? Подражание - есть основной метод в этих дисциплинах, да и во всей жизни: культурной, научной, религиозной. Другого пути нет.
1) подражание человеку;
2) подражание природе;
3) есть и третий путь, но вместите хотя бы два первых.
Цитирую Андрей Ханин:
Приходится только строить предположения: "Откуда?" "Оттуда...

Цитирую Е.М.:
Нууу.. примерно так, да..

Цитирую Е.М.:
нехитрый расчет: 7 тысяч картин, прожил он 73 (?) года, в году 365 дней

Оцифровал творчество? У человека два полушария, лишь одна половина которого отвечает за математические способности.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100