__20100331_2063629411.jpg

Поиск информации

Новостные ленты

RSS лента
Google+

Авторизация



Банер Айкидом

Мы будем признательны если Вы разместите на своем сайте банер со сылкой на наш сайт.

akidom, айкидом

akidom, айкидом - федерация айкидо ставропольского края. Айкидо Ставрополь

Библиотека > Миропонимание > Противник по имени Ками.
стали похожи
мои стихи друг на друга
и все - на тебя
Противник по имени Ками.
14.07.2012 23:33
8 июня 9857
- 400
19 июня моб банк 60
+5000
-50 мтс денис
рклама такси
Противник по имени Ками
Свидетельство Н.А.ОХОТНИЦКОГО, бывшего инструктора айкидо и члена Международного центра Айкидо Айкикай в г.Гродно, ныне — студента Минской Духовной семинарии
Я всегда думал о защите слабых от агрессии. Долгое время считал, что для воспитания невежды нужны крепкие кулаки и всекрушащие ноги.
В течение 19 лет я активно изучал японские боевые искусства. Сначала увлекся каратэ. Но со временем возникло сомнение: сделает ли сломанная челюсть агрессора умнее и добрее? Не станет ли он злее и хитрее? На эти и другие, еще гораздо более сложные вопросы я сумел ответить для себя много позже.
Однажды я увидел кадры кинохроники с работой мастеров айки. Вскоре на практике убедился в рациональности этого будо (яп. — боевой путь). Вот один из законов природы, взятый на вооружение айкидо. Если силе не мешать, а помогать, то она, переразвившись, саморазрушается. Сила тогда имеет величину, когда у нее есть точка приложения, то есть если ей оказывают сопротивление. А если ты, наоборот, поможешь агрессивному движению противника? То он пролетит мимо. Примерно так и получаются броски "кокю наге".
Посмотрите фильмы с участием Стивена Сигала. Он — не только известный актер, но и мастер айкидо высокого класса. Но это — кино, а в жизни искусство айки проявляет себя не столь агрессивно. Напротив, считается, что айкидо — наивысшее достижение в области разрешения конфликтов путем применения умственных, физических и психофизических средств.
Этимология слова "айкидо" такова: ай — гармония, любовь, ки — энергия, до — путь. Да, в ходу здесь едва ли не христианские понятия. Это подкупает многих.
Я стал внимательным учеником. Не пропускал семинаров с ведущими японскими мастерами. Просматривал десятки специальных видеокассет. Тренировался, даже уходя из додзе (зал для занятий). С головой погрузился в книги.
Основателем стиля является Морихей Уэсиба (1883 -1969). Свидетельства о нем учеников поражали воображение: "В те последние годы, когда я видел Учителя, казалось, что он понятия не имеет о технике; ему достаточно было просто пошевелить пальцем: совсем неопасным безобидным движением он без всякого усилия бросал на пол учи-дэси, молодых людей в прекрасной физической форме".
Или: "Я увидел Учителя, окруженного десятком учеников, всех вооруженных палками; в такой ситуации он не мог двинуться, чтобы не получить удар; вдруг я слышу крик... и вижу всех учеников, лежащих на земле со своими палками!"
Или еще: "За четыре дня до смерти он еще вставал, чтобы пойти тренироваться. Тело его было очень слабым, кисти рук тонкие. Четверо помощников запретили ему двигаться ради его же блага... Он их всех легко отбросил".
У нас о людях преклонного возраста говорят: пора бы уже о
душе задуматься. Уэсиба же и последние часы перед смертью проводил в додзе.
Не своей силой действовал этот человек. Поистине силой сверхчеловеческой. В прямом смысле. Но тогда я об этом не задумывался.
Уэсиба был весьма религиозен. Его ученик Мицуги Саотоме пишет: "В семь лет он начал изучать основы китайских классиков в частной школе буддийской секты Сингон. Он очень глубоко для мальчика своих лет изучал предмет и проявил небывалый интерес к медитациям, заклинаниям и молитвам этой эзотерической секты".
В более зрелом возрасте Уэсиба практиковал в синтоистской секте Омото-ке под руководством учителя, о котором пишут: "Дэгучи был мастером духовной практики, которая носила название Чин Кон Кисин, Путь общения с божественным духом Ками с помощью сконцентрированной медитации". Все эти воспоминания свидетельствуют: Уэсиба был непрост (1). И конечно не считал свое детище разновидностью физкультуры.
Уэсиба определяет свое искусство как "мудрость Бога", "путь созданных Им законов".
Мудрость Бога... Дух Ками... Похоже на высказывание религиозного деятеля, не так ли?
Какая же это религия — ответят вам сторонники айки. Здесь нет ни молитв, ни священных вещей, ни обрядов... И будут неправы.
Для чего люди приходят в додзе? Для достижения безопасности и осмысления жизни, чтобы не "влечься", а "следовать". Недостижимое ученику доступно мастеру. Мастер — это не скорость, это своевременность. Мастер это тот, кто читает душу противника, улавливая в ней неосознанное самим агрессором. Это тот, перед которым весь мир как открытая книга.
Как и чем достигается состояние Мастера? Конечно, не сгибанием и разгибанием конечностей. Попробуйте 50000 раз повторить блок (защиту) от удара ногой снизу, а затем обоснуйте, как он помог вам увернуться от летящего в голову камня. Стоит обратить внимание на переживания настоящих мастеров. Все они свидетельствуют, что в моменты высшего вдохновения на них нисходит особенное состояние ясности и понимания (даже языка птиц), и время как бы растворяется. Морихей Уэсиба говорил своим ученикам так: "...дух Вселенной окутал мое тело мерцающим золотым светом, я постиг сущность ки (универсальной жизненной силы). Я глубоко осознал процессы Вселенной..."
Айкидо — это религиозная практика. Многие тренеры требуют от учеников такого же отношения к залу для занятий, как к месту святому. Додзе называют храмом. Просят поклониться залу и изображению Морихея Уэсибы. Если же вы носите крестик, то его предлагают снять (конечно, чтобы не пораниться). Наконец, сам Уэсиба говорил: искусство айки есть форма молитвы.
В японском местечке Ивама существует храм Айкидо и Кото-Тама (2), за которым смотрит Морехиро Сайто, один из учеников Уэсибы. Это место паломничества многих айкидистов со всех концов мipa. Личность учителя обоготворяется. В этом видится не просто признак религиозной системы, но и тоталитарного культа.
В современной популяризаторской брошюре пишется: "С точки зрения Уэсиба, айкидо несет новый свет для всех религий". И еще одно высказывание отца-основателя: "В айкидо есть место всем восьми миллионам богов мира, и со всеми я сотрудничаю".
Духи призываются заинтересованностью занимающихся и жертвоприношениями. Заинтересованность выражается в практике. Или человек стремится к выполнению заповедей Божиих, чтобы обрести Царствие Небесное, или он старательно учится болевому контролю локтя (уж не для Царстия Божиего точно). Жертвой же здесь является бесценный дар — время, отпущенное на спасение души, а проведенное в додзе.
Наконец еще одно высказывание Уэсибы: "Люди часто говорят, что я создал айкидо благодаря изучению многих других боевых искусств. Но путь создания айки, о котором я думаю, был другим. Оно возникло по приказу Ками (яп.: дух, божество), которому я только следовал и передавал другим. Я не создавал айкидо. Айки — это путь Ками".
Вывод напрашивается сам собой — этот дух разумен и с ним возможны взаимоотношения. Сложность лишь в том, что в понятие "дух" вкладываются различные смыслы: дух воина, Вселенной, падший дух... Если учителя айки оперируют такими размытыми понятиями, как "силы зла и силы добра", то православная традиция конкретна. Дух может быть представителем или зла — бесом, или добра — ангелом (3).
ДА, МАСТЕРОМ СТАНОВЯТСЯ, СОЗНАТЕЛЬНО ИЛИ БЕЗСОЗНАТЕЛЬНО СТЯЖАВ НЕКОЕГО ДУХА. ПРИГЛАСИВ БОЛЕЕ ВЫСОКООРГАНИЗОВАННУЮ СУБСТАНЦИЮ, способную наделить человека "ведением". Поэтому свидетельства о том, что Уэсиба исчезал, когда его окружали противники и тут же оказывался в другом месте, меня не удивляют... (4).
Уэсиба говорил: стань пустым и предоставь действовать божественному. Но какого же духа снискал он? Ответ проясняет то, как айкидо борется с конфликтом. Основатель хорошо знал, что ею источником является не человек. Об этом свидетельствуют и его ученики, например, Коичи Тохей. Только они приписывают провоцирование конфликта неким энергиям (инь-ян). В силу синтоистского менталитета, японцы не наделяют источник агрессии личностными качествами.
Православная традиция знает: речь идет о конкретном персонаже. На это указывает сама этимология: сатана - ПРОТИВНИК; дьявол — РАЗДЕЛИТЕЛЬ, ЛЖЕЦ. Преодолеть конфликт, созданный этой сущностью, самому человеку не под силу. Богу же все возможно (Мф. 19: 26). Такова священная иерархия. Почему же тогда за помощью в айкидо обращаются не к Богу, а к учителю? Простой вопрос. Но чтобы прийти к нему, мне понадобилось два десятка лет.
Итак, мiр конфликтен. Такова среда, которую человек создавал по отпадении прародителей от Бога. Но преодоление конфликта средствами приемов, техник, упражнений уводит в дурную бесконечность. Взгляните на шахматную доску. На ней только 32 фигуры, а кто возьмется подсчитать варианты партий и комбинаций? Здесь, если нет конфликта, то нет и игры. Так и в айкидо.
"Игра" в додзе приносит состояние комфорта, физическое и психическое удовлетворение. К этому легко привыкнуть, пристраститься. А если какое-то время этого удовольствия ты не получаешь? В том числе и за пределами татами? Тогда ты сам, часто неосознанно, начинаешь создавать конфликт.
Получается, играет не человек, а некто играет им.
В айкидо работают с силой, которую дает вам противник. А если силы нет, то ее можно вызвать. Как? Провокационным взмахом. И когда партнер, защищаясь, поднимет руку, ее нужно взять и выполнить икке (одну из техник).
Вот вам и гармония!
То, что происходит в додзе, проецируется на семейные ситуации, взаимоотношения на работе. Не в смысле единоборств, конечно. Просто у служителей айкидо начинают нарастать конфликты, зачастую прекращается общение со старыми друзьями.
Вот вам и любовь!
Все, что обещает древний ЛЖЕЦ, сбывается с точностью до наоборот! Так мистический покровитель айкидо оказывается ПРОТИВНИКОМ любви.
Между прочим, у поборников бесконфликтности — айкидоков — между собой весьма сложные взаимоотношения. Федерации айкидо не объединяются, а размножаются наподобие харизматических сект. Каждая — во главе со своим лидером. РАЗДЕЛИТЕЛЬ действует вовсю. Многие мастера образовывают собственные направления. И это результат деятельности того самого духа, который дает мастерство. Добрый ли это дух? То, что от Бога, не ломает, а созидает. Не "разрешает" конфликты, а их не имеет.
Японцы зовут этого духа Ками. Но у духов нет национальности. Поэтому ту же самую сущность мы привыкли называть иначе.
Примечания
1. Один из самых ярких эпизодов в жизни Уэсибы — участие в авантюре, возглавленной его учителем, объявившим себя в китайской Монголии "Спасителем Мира" и основателем "Царства Бога". Исследователи пишут, что "Благодаря перенесенным в этой авантюре испытаниям, Уэсиба впервые узнал о своей способности к предвидению. Оказывается, во время смертельной опасности он "чувствует", он "знает" о нападении врага еще до того, как оно происходит. Мистическая интуиция ("точки белого света") указывает ему даже траектории полета пуль".
2. Кото-Тама - одно из составных айки — учение о "власти звуков". Оно реализуется в основном в форме мантр (сакральных звуков) и мудр (сакральных жестов). Традиционно такие способы считались предназначенными для разговора с духами.
Показательно высказывание одного из учеников: "Учитель
Уэсиба настолько владел Будо, что разговаривал с богами! Однажды в поезде он дал мне металлический веер и сказал: "Ударь меня, если я засну". Через несколько минут он заснул и я попытался его ударить. Точно в это мгновение он проснулся и сказал:
"Ты хотел на меня напасть".
3. Психология большинства людей, пытающихся проникнуть в мiр духов для получения силы, сверхзнания или новых переживаний зиждется на смертельно опасном заблуждении. Они полагают, что есть духи не только добрые и злые, но и нейтральные.
4. Этот "личный" дух настолько помогал Уэсиба, что теперь повторить его достижения никто не в силах. Исследователи пишут: "То, что сам Уэсиба Морихэй мог свободно делать за счет своего глубокого знания... и сверхчеловеческих личных качеств, другие могли только изобразить, выполняя то, что выглядело как стилизованная ритуальная техника, непригодная в реальном единоборстве и часто требующая помощи "жертвы" в ее собственном падении".
Стоит сказать и о характере "чудес" Уэсибы. В отличие от чудес Божиих, наполненных высоким духовным смыслом, явным или сокровенным призывом к спасению души, пустые фокусы знаменитого мастера всегда были направлены на одно: завлечь новых учеников.

Свидетельство Н.А.ОХОТНИЦКОГО, бывшего инструктора айкидо и члена Международного центра Айкидо Айкикай в городе Гродно, ныне — студента Минской Духовной семинарии.

Я всегда думал о защите слабых от агрессии. Долгое время считал, что для воспитания невежды нужны крепкие кулаки и всекрушащие ноги.

В течение 19 лет я активно изучал японские боевые искусства. Сначала увлекся каратэ. Но со временем возникло сомнение: сделает ли сломанная челюсть агрессора умнее и добрее? Не станет ли он злее и хитрее? На эти и другие, еще гораздо более сложные вопросы я сумел ответить для себя много позже.

Однажды я увидел кадры кинохроники с работой мастеров айки. Вскоре на практике убедился в рациональности этого будо (яп. — боевой путь). Вот один из законов природы, взятый на вооружение айкидо. Если силе не мешать, а помогать, то она, переразвившись, саморазрушается. Сила тогда имеет величину, когда у нее есть точка приложения, то есть если ей оказывают сопротивление. А если ты, наоборот, поможешь агрессивному движению противника? То он пролетит мимо. Примерно так и получаются броски "кокю наге".

Посмотрите фильмы с участием Стивена Сигала. Он — не только известный актер, но и мастер айкидо высокого класса. Но это — кино, а в жизни искусство айки проявляет себя не столь агрессивно. Напротив, считается, что айкидо — наивысшее достижение в области разрешения конфликтов путем применения умственных, физических и психофизических средств.
Этимология слова "айкидо" такова: ай — гармония, любовь, ки — энергия, до — путь. Да, в ходу здесь едва ли не христианские понятия. Это подкупает многих.

Я стал внимательным учеником. Не пропускал семинаров с ведущими японскими мастерами. Просматривал десятки специальных видеокассет. Тренировался, даже уходя из додзе (зал для занятий). С головой погрузился в книги.

Основателем стиля является Морихей Уэсиба (1883 -1969). Свидетельства о нем учеников поражали воображение: "В те последние годы, когда я видел Учителя, казалось, что он понятия не имеет о технике; ему достаточно было просто пошевелить пальцем: совсем неопасным безобидным движением он без всякого усилия бросал на пол учи-дэси, молодых людей в прекрасной физической форме".

Или: "Я увидел Учителя, окруженного десятком учеников, всех вооруженных палками; в такой ситуации он не мог двинуться, чтобы не получить удар; вдруг я слышу крик... и вижу всех учеников, лежащих на земле со своими палками!"

Или еще: "За четыре дня до смерти он еще вставал, чтобы пойти тренироваться. Тело его было очень слабым, кисти рук тонкие. Четверо помощников запретили ему двигаться ради его же блага... Он их всех легко отбросил".

У нас о людях преклонного возраста говорят: пора бы уже о
душе задуматься. Уэсиба же и последние часы перед смертью проводил в додзе.
Не своей силой действовал этот человек. Поистине силой сверхчеловеческой. В прямом смысле. Но тогда я об этом не задумывался.

Уэсиба был весьма религиозен. Его ученик Мицуги Саотоме пишет: "В семь лет он начал изучать основы китайских классиков в частной школе буддийской секты Сингон. Он очень глубоко для мальчика своих лет изучал предмет и проявил небывалый интерес к медитациям, заклинаниям и молитвам этой эзотерической секты".

В более зрелом возрасте Уэсиба практиковал в синтоистской секте Омото-ке под руководством учителя, о котором пишут: "Дэгучи был мастером духовной практики, которая носила название Чин Кон Кисин, Путь общения с божественным духом Ками с помощью сконцентрированной медитации". Все эти воспоминания свидетельствуют: Уэсиба был непрост (1). И конечно не считал свое детище разновидностью физкультуры.

Уэсиба определяет свое искусство как "мудрость Бога", "путь созданных Им законов".
Мудрость Бога... Дух Ками... Похоже на высказывание религиозного деятеля, не так ли?
Какая же это религия — ответят вам сторонники айки. Здесь нет ни молитв, ни священных вещей, ни обрядов... И будут неправы.

Для чего люди приходят в додзе? Для достижения безопасности и осмысления жизни, чтобы не "влечься", а "следовать". Недостижимое ученику доступно мастеру. Мастер — это не скорость, это своевременность. Мастер это тот, кто читает душу противника, улавливая в ней неосознанное самим агрессором. Это тот, перед которым весь мир как открытая книга.

Как и чем достигается состояние Мастера? Конечно, не сгибанием и разгибанием конечностей. Попробуйте 50000 раз повторить блок (защиту) от удара ногой снизу, а затем обоснуйте, как он помог вам увернуться от летящего в голову камня. Стоит обратить внимание на переживания настоящих мастеров. Все они свидетельствуют, что в моменты высшего вдохновения на них нисходит особенное состояние ясности и понимания (даже языка птиц), и время как бы растворяется. Морихей Уэсиба говорил своим ученикам так: "...дух Вселенной окутал мое тело мерцающим золотым светом, я постиг сущность ки (универсальной жизненной силы). Я глубоко осознал процессы Вселенной..."

Айкидо — это религиозная практика. Многие тренеры требуют от учеников такого же отношения к залу для занятий, как к месту святому. Додзе называют храмом. Просят поклониться залу и изображению Морихея Уэсибы. Если же вы носите крестик, то его предлагают снять (конечно, чтобы не пораниться). Наконец, сам Уэсиба говорил: искусство айки есть форма молитвы.
В японском местечке Ивама существует храм Айкидо и Кото-Тама (2), за которым смотрит Морехиро Сайто, один из учеников Уэсибы. Это место паломничества многих айкидистов со всех концов мipa. Личность учителя обоготворяется. В этом видится не просто признак религиозной системы, но и тоталитарного культа.

В современной популяризаторской брошюре пишется: "С точки зрения Уэсиба, айкидо несет новый свет для всех религий". И еще одно высказывание отца-основателя: "В айкидо есть место всем восьми миллионам богов мира, и со всеми я сотрудничаю".

Духи призываются заинтересованностью занимающихся и жертвоприношениями. Заинтересованность выражается в практике. Или человек стремится к выполнению заповедей Божиих, чтобы обрести Царствие Небесное, или он старательно учится болевому контролю локтя (уж не для Царстия Божиего точно). Жертвой же здесь является бесценный дар — время, отпущенное на спасение души, а проведенное в додзе.

Наконец еще одно высказывание Уэсибы: "Люди часто говорят, что я создал айкидо благодаря изучению многих других боевых искусств. Но путь создания айки, о котором я думаю, был другим. Оно возникло по приказу Ками (яп.: дух, божество), которому я только следовал и передавал другим. Я не создавал айкидо. Айки — это путь Ками".

Вывод напрашивается сам собой — этот дух разумен и с ним возможны взаимоотношения. Сложность лишь в том, что в понятие "дух" вкладываются различные смыслы: дух воина, Вселенной, падший дух... Если учителя айки оперируют такими размытыми понятиями, как "силы зла и силы добра", то православная традиция конкретна. Дух может быть представителем или зла — бесом, или добра — ангелом (3).

ДА, МАСТЕРОМ СТАНОВЯТСЯ, СОЗНАТЕЛЬНО ИЛИ БЕЗСОЗНАТЕЛЬНО СТЯЖАВ НЕКОЕГО ДУХА. ПРИГЛАСИВ БОЛЕЕ ВЫСОКООРГАНИЗОВАННУЮ СУБСТАНЦИЮ, способную наделить человека "ведением". Поэтому свидетельства о том, что Уэсиба исчезал, когда его окружали противники и тут же оказывался в другом месте, меня не удивляют... (4).

Уэсиба говорил: стань пустым и предоставь действовать божественному. Но какого же духа снискал он? Ответ проясняет то, как айкидо борется с конфликтом. Основатель хорошо знал, что ею источником является не человек. Об этом свидетельствуют и его ученики, например, Коичи Тохей. Только они приписывают провоцирование конфликта неким энергиям (инь-ян). В силу синтоистского менталитета, японцы не наделяют источник агрессии личностными качествами.
Православная традиция знает: речь идет о конкретном персонаже. На это указывает сама этимология: сатана - ПРОТИВНИК; дьявол — РАЗДЕЛИТЕЛЬ, ЛЖЕЦ. Преодолеть конфликт, созданный этой сущностью, самому человеку не под силу. Богу же все возможно (Мф. 19: 26). Такова священная иерархия. Почему же тогда за помощью в айкидо обращаются не к Богу, а к учителю? Простой вопрос. Но чтобы прийти к нему, мне понадобилось два десятка лет.
Итак, мiр конфликтен. Такова среда, которую человек создавал по отпадении прародителей от Бога. Но преодоление конфликта средствами приемов, техник, упражнений уводит в дурную бесконечность. Взгляните на шахматную доску. На ней только 32 фигуры, а кто возьмется подсчитать варианты партий и комбинаций? Здесь, если нет конфликта, то нет и игры. Так и в айкидо.

"Игра" в додзе приносит состояние комфорта, физическое и психическое удовлетворение. К этому легко привыкнуть, пристраститься. А если какое-то время этого удовольствия ты не получаешь? В том числе и за пределами татами? Тогда ты сам, часто неосознанно, начинаешь создавать конфликт.

Получается, играет не человек, а некто играет им.

В айкидо работают с силой, которую дает вам противник. А если силы нет, то ее можно вызвать. Как? Провокационным взмахом. И когда партнер, защищаясь, поднимет руку, ее нужно взять и выполнить икке (одну из техник).

Вот вам и гармония!

То, что происходит в додзе, проецируется на семейные ситуации, взаимоотношения на работе. Не в смысле единоборств, конечно. Просто у служителей айкидо начинают нарастать конфликты, зачастую прекращается общение со старыми друзьями.

Вот вам и любовь!

Все, что обещает древний ЛЖЕЦ, сбывается с точностью до наоборот! Так мистический покровитель айкидо оказывается ПРОТИВНИКОМ любви.

Между прочим, у поборников бесконфликтности — айкидоков — между собой весьма сложные взаимоотношения. Федерации айкидо не объединяются, а размножаются наподобие харизматических сект. Каждая — во главе со своим лидером. РАЗДЕЛИТЕЛЬ действует вовсю. Многие мастера образовывают собственные направления. И это результат деятельности того самого духа, который дает мастерство. Добрый ли это дух? То, что от Бога, не ломает, а созидает. Не "разрешает" конфликты, а их не имеет.

Японцы зовут этого духа Ками. Но у духов нет национальности. Поэтому ту же самую сущность мы привыкли называть иначе.

Примечания

1. Один из самых ярких эпизодов в жизни Уэсибы — участие в авантюре, возглавленной его учителем, объявившим себя в китайской Монголии "Спасителем Мира" и основателем "Царства Бога". Исследователи пишут, что "Благодаря перенесенным в этой авантюре испытаниям, Уэсиба впервые узнал о своей способности к предвидению. Оказывается, во время смертельной опасности он "чувствует", он "знает" о нападении врага еще до того, как оно происходит. Мистическая интуиция ("точки белого света") указывает ему даже траектории полета пуль".

2. Кото-Тама - одно из составных айки — учение о "власти звуков". Оно реализуется в основном в форме мантр (сакральных звуков) и мудр (сакральных жестов). Традиционно такие способы считались предназначенными для разговора с духами.

Показательно высказывание одного из учеников: "Учитель Уэсиба настолько владел Будо, что разговаривал с богами! Однажды в поезде он дал мне металлический веер и сказал: "Ударь меня, если я засну". Через несколько минут он заснул и я попытался его ударить. Точно в это мгновение он проснулся и сказал: "Ты хотел на меня напасть".

3. Психология большинства людей, пытающихся проникнуть в мiр духов для получения силы, сверхзнания или новых переживаний зиждется на смертельно опасном заблуждении. Они полагают, что есть духи не только добрые и злые, но и нейтральные.

4. Этот "личный" дух настолько помогал Уэсиба, что теперь повторить его достижения никто не в силах. Исследователи пишут: "То, что сам Уэсиба Морихэй мог свободно делать за счет своего глубокого знания... и сверхчеловеческих личных качеств, другие могли только изобразить, выполняя то, что выглядело как стилизованная ритуальная техника, непригодная в реальном единоборстве и часто требующая помощи "жертвы" в ее собственном падении".

Стоит сказать и о характере "чудес" Уэсибы. В отличие от чудес Божиих, наполненных высоким духовным смыслом, явным или сокровенным призывом к спасению души, пустые фокусы знаменитого мастера всегда были направлены на одно: завлечь новых учеников.




Связаные материалы:
Последние материалы:
Старые материалы:

 

Комментарии   

 
hanin
+1 #1 hanin 14.07.2012 23:58
В высшей степени ценная статья от человека в прошлом практиковавшего айкидо. Рассмотрим его рассуждения:

Противоречие 1: "У нас о людях преклонного возраста говорят: пора бы уже о
душе задуматься. Уэсиба же и последние часы перед смертью проводил в додзе".

"Уэсиба был весьма религиозен... Додзе называют храмом".

Из второй цитаты следует, что Уэсиба до самых последних дней сохранял свою религиозность и, очевидно по-своему думал о душе, посещая додзё-храм?

Противоречие 2: "Айкидо — это религиозная практика. Многие тренеры требуют от учеников такого же отношения к залу для занятий, как к месту святому".

Семинаристу должна быть известна практика умной молитвы, когда подвижник входит с молитвою в любое место. Для начинающих храм - это стены и конкретное место, для мастера - его тело и есть храм и любое место есть место предстояния перед Творцом...

Противоречие 3: "МАСТЕРОМ СТАНОВЯТСЯ, СОЗНАТЕЛЬНО ИЛИ БЕЗСОЗНАТЕЛЬНО СТЯЖАВ НЕКОЕГО ДУХА. ПРИГЛАСИВ БОЛЕЕ ВЫСОКООРГАНИЗОВ СУБСТАНЦИЮ, способную наделить человека "ведением".
Простите за необразованност но какого духа стяжают врачи, учителя, водители, каменщики, спортсмены, бухгалтера...

Всегда считал определяющим не то, что ты делаешь, а что именно вкладываешь в свою деятельность. Есть такая поговорка: "Не место красит человека, а человек место". Назовите место куда православный человек не может войти с молитвою?

Противоречие 4: "у поборников бесконфликтност — айкидоков — между собой весьма сложные взаимоотношения Федерации айкидо не объединяются, а размножаются наподобие харизматических сект. Каждая — во главе со своим лидером".

Простим начинающему семинаристу незнание взаимоотношений внутри церкви Христовой, в том числе Православной. Ведь говорить о Любви вовсе не то же самое, что любить на самом деле... Согласимся с автором: "РАЗДЕЛИТЕЛЬ действует вовсю" и везде...
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100